Страница 1 из 1

Тюремная DXpedition 3W3RR

Добавлено: 19 апр 2018 10:34
EU1WW
Тюремная DXpedition 3W3RR

В 2005 кто-то опубликовал историю Романа Веги, также известного как Роман Степаненко, находящегося в тюрьме за мошенничество с кредитными карточками.
Я только что наткнулся на презентацию конференции "Blackhat 2009", в которой он упоминается Роман Вега и даются детали, которые я раньше не знал.
Он сейчас осужден и находится в тюрьме. Но к моему удивлению, он не был ни лидером, ни изобретателем, ни главным техническим исполнителем появившейся индустрии мошенничества с кредитными карточками. В первом сообщении этих деталей не было.
Вероятно он еще может получать QSL-карточки как заключенный №59198-004 в тюрьме предварительного содержания Brooklyn Metropolitan Detention Center
Я просмотрел все что мог, но не нашел чтобы кто-то из радиолюбителей рассказал о том что произошло или рассказал какие-то детали кроме самого пресс-релиза, вот эти детали.

Цитата:
Одним из первых, кто создал жизнеспособную модель киберпреступлений, был Роман Вега из Украины, также известный как "БОА" (сейчас известен как заключенный ФБР №59198-004). В конце 90-х он создал вебсайт, названный Boa-Factory. Boa Factory являлся клиринговой фирмой-однодневкой для торговли активами, имеющими отношение к криминальной деятельности в те дни. Так можно было приобрести пластиковые карточки, данные с магнитной ленты пластиковых и банковских карточек, дорожные чеки и даже поддельные паспорта. В конце концов Вега был арестован во время отпуска на Кипре (популярное место отдыха российских и украинских туристов) в 2004 году и экстрадирован в Калифорнию, где ему было предьявлено обвинение по 40 пунктам, касающимися мошенничества и торговли крадеными кредитками. Подтвердилось и другое обвинение, предьявленное ему в Нью-Йорке 2 годами позже и касавшееся мошенничества со средствами доступа и отмыванием денег.

Позднее Boa Factory эволюционировало в другую организацию, называвшуюся CarderPlanet , которая была основана в 2001 году и просуществовала до августа 2004, когда она была ликвидирована руководителями группы после арестов знаковых фигур (включая Боа) тем летом. По имеющимся данным, CarderPlanet была организована после встречи в Одесском ресторане между Романом Вега, его протеже (некто, проходящий по делу под кличкой "Script"), и несколькими другими людьми. Все вместе они стали администраторами (или "Capo di Capi", как они сами предпочитают себя называть) форума, который развили до зрелого предприятия по приобретению, созданию описания и распространению средств для киберпреступной детельности, как например "руководство" для новичков, предстваляющее из себя инструкцию по электронному мошенничеству.
Вообще несуществующие экспедиции начинались с известного Дона Миллера W9WNV
Ситуация с Романом Степаненко получила широкую огласку после экспедиции P5RS7
По информации работа этим позывным велась с Острова Русский
Доказательства тому по одной информации был использован пеленгатор по другой помощь в разоблачении Романа оказал Михаил UW0MF ныне UA0MF.

Предэтапное: На старт!
тюрьма FCI Williamsburg, Южная Каролина
15 лет ровно (5479 дней) со дня ареста
"Пора в дорогу, старина, подъем пропет,
Ведь ты же сам хотел услышать, старина,
Как на заре стучатся волны в парапет
И чуть звенит бакштаг, как первая струна."
- Владимир Ланцберг

Наши по-настоящему искренние желания всегда осуществляются, хотя не всегда быстро, и не всегда - в текущей инкарнации. Но зачастую бывает - вот только "заказал" что-то, а оно, как по волшебству, тут же случилось - как будто где-то там, в тонком мире, колесо судьбы уже было наготове для этого следующего поворота, достаточно оказалось легкого толкчка желания. Так что нужно к желаниям своим относиться поосмотрительнее.

С утра был очередной переезд (уже четвертый с начала года, запарили этими перетасовками) - из блока 2B Upper в блок 1A Lower, а это, как всякий переезд - дурдомчик еще тот.

Минус в том, что дают на переезд всего час (но можно у ребят шмотки оставить какие, а потом в следующие дни чтоб вынесли, потому как, если ты приписан к какому-то блоку, то в другие не имеешь права заходить, с этим строго, вертухай на входе следит), а плюс - что барахла у меня немного, в основном книги и бумаги, все компактное. Да и не нужно обрастать имуществом в тюрьме, чтоб не затягивало оно тебя в сети забот о нем. Впрочем, как и по жизни: сказал кто-то: "Если хочешь летать - сперва освободись от дерьма, которое держит тебя на земле."

Только затащил в новую камеру узлы - как позвали к начальству, где вручили подписать бумагу, что я якобы прошел с ними обязательное полугодичное собеседование, и по секрету сказали, что я - в списках на ближайший этап. Такой вот подарок к юбилею: ровно 15 лет отсижено сегодня (в эту посадку).

Куда этап - запрещено им сообщать нам, но попытаюсь выяснить окольными путями. А вот когда - это будет ясно, как только вызовут в R&D (это офис приема/отправки на периметре тюрьмы) с барахлом, которое они проверят, и что разрешат - пойдет напрямую, отдельно от меня в следующую тюрьму, по ихним тюремным каналам. Если с начала недели вызовут, значит в пятницу - на этап.

Потому сейчас бегом нужно добыть марок, чтобы было на что, до R&D, самому отправить на волю бумаги из важных, а то кто его знает, что там за тюрьма, да могут и по дороге потерять, это они любят, так что перед каждым этапом все сортирую по папкам, многое засылаю на волю, а по прибытии на новое место, по мере необходимости, прошу прислать "папку # 27 из коробки #9", и т.п.
Тут еще временное окошко узкое, когда можно отправить почтой коробки со своими бумагами на волю: только по вторникам и средам с 11 до 12 дня, да и только тогда, когда все спокойно, никаких драк, внеурочных шмонов и заморозок. Ну, с этим уж как повезет. И у начальника нашего блока получить подпись на каждую коробку - специальная форма есть разрешающая, без которой не отправят
С добычей марок же тоже вопрос непростой, потому что в тюремном ларьке лимит: 10 марок по доллару в неделю, а мне, чтоб все спасти и отправить, понадобится больше сотни. Потому - к держащим покерный стол мексам. Договорились: я им на сотню покупаю что там им из продуктов нужно из ларька, а они расплачиваются марками, из расчета 10 к 14, т.е. за $100 ларька - марок на $140
Договорился. По расписанию "ларечный" день в этом новом блоке, куда только заехал - в следующий понедельник, а сейчас только вторник, так что если этап в эту пятницу, то со всей комбинацией пролетаю, а если в следующую - то может все сработать как нужно. Пока побегу добывать картонные коробки, укреплять их по второму слою, благо деревянного клея у меня в заначках, как у дурака - махорки, в деревянном же цеху работаю.

По любому, до этапа - море дел доделывать. Хотя - все привычно, на автопилоте, столько уже этих этапов за спиной.

По вещам, что можно сдать в R&D на отправку дальше, есть, по правилам, ограничения: не больше пяти книг, 25 фотографий, две пары кроссовок, один спортивный костюм, одни тапки для душа, а бумаг - стопка не больше метра высотой. Но если вертухай на упаковке попадется из знакомых и нормальных, не психопат или "супер-коп", то можно пропихнуть, под разговор, в пару раз больше всего, хотя раз на раз не приходится. Будет видно.
По продуктам из ларька тоже ограничения, сколько чего можно в следующую тюрьму, но из всех "ларечных" продуктов у меня обычно если что и есть, то только чай. Но чай есть в каждой тюрьме, так что можно не волноваться.

Да и, надеюсь, что будут на новом месте наши, а то в этом негритянском заповеднике тюрьмы Вильямсбург за два года помимо меня не было не только ни одного русского (никакого разлива), но и ни одного иностранца вообще, все - только граждане США. Только несколько "половинок", с двойным гражданством: ливанец Фарид, турок Осман, швейцарец Кевин, гондурасец Марвин, пару-тройку дюжин мексов и разношерстных латиносов, горсть ямайцев, да вот, пожалуй, и все.
Со всеми буду прощаться за пару дней до этапа, а пока лучше, чтоб не знал никто на зоне, что ухожу.

Собственно, каждый уход на этап - это как маленькая репетиция смерти. Ты прощаешься, обычно - навсегда, со всеми теми, кто окружал тебя в этой тюрьме, кто, так или иначе, был какое-то время частью твоей жизни. Прощаешься и со всем, к чему привык, во что вжился. Вон даже с теми ждущими своих крошек от нас после каждого завтрака, обеда и ужина, на траве у столовой четырьмя сизыми голубями, которых уже вертухаи за два года травили столько раз, что у них выработался иммунитет на любые яды - голуби Борджия.

Вряд ли увидишь когда-либо снова все это.

Хотя бывают по разным тюрьмам встречи и через десяток лет: все мы здесь в одной системе, с космическими сроками, и из года в год бросает нас по всей этой звездно-полосатой тюремной географии броуновским движением как биллиардные шары, потому случается, что попадаем в одну лузу с теми, с кем уже был в другой много лет тому.

Да и в одну и ту же тюрьму случается попадать больше чем по разу: FDC Dublin (был дважды, с разницей в 10 лет), Glenn Dyer North County Jail (дважды), USP Atlanta (раз 5), ну а в оклахомской пересылке сразу и не сосчитаю - сколько раз. Но при каждом уходе с тюрьмой и людьми прощаешься навсегда. "И каждый раз навек прощайтесь, когда уходите на миг."
Также каждый раз прощаешься с вещами, которыми поневоле оброс, которые верно служили тебе все это время: казенная одежка идет в прачечную, и потом на переклейку лейбов с именем и номерами, кому-то очередному; идут на раздачу ребятам добытые подпольно фломастеры, ручки, и прочая мелкая контрабанда: рулон скотча, линейка, клей, ножницы - все это с собой в следующую тюрьму не взять.

В следующей тюрьме - все по новой, как рождение в следующей инкарнации: приходишь в мир без ничего своего, и вокруг - все другое, новое: место, люди, отношения, окружение. Новая жизнь. На время. Пока снова не дернут на этап - прочь и из той жизни, в какую-то очередную.

Так и получается: заехал - без ничего, и уехал - ни с чем. На дорогу выдают временное, казенное, только на поездку до следующей точки этапа. Там опять - как змея кожу, все это сбрасываешь, выдают свое взамен. А оттуда на этап дальше - опять та же процедура. И так пока не довезут до места. Синие тапки (или оранжевые, если забрали тебя на этап из карцера), белые или неясного серого цвета носки, "семейники", белая футболка, сверху - комбинезон (когда какой цвет). Все? Все.

Ах, да, еще: наручники, прикрепленные замком к цепи на поясе, и на ноги - кандалы. Так и везут, закоцанными, до следующей точки этапа.

Предыдущая инкарнация закончилась, пора дальше.

Так что из жизни в жизнь с собой только пережитое несешь, то, что стало частью тебя: память о людях, которых встретил на пути, и о ситуациях, через которые прошел, о прочитанных книгах, об усвоенных уроках и преодоленных препятствиях - как наружных, так и внутренних, о пережитых радостях и печалях, о любви и дружбе, и - а как же без этого - о предательствах, которые бывают разные, и которые, как и все прочее в жизни, вовсе не случайно подбрасываются нам судьбой. Как говорил Сенека - судьба вершит делами людскими без какого-либо различимого порядка.

Только это - с собой. Да вот еще, разве что - бывает удается в синие тапки запрятать одну марку, если пронести в R&D лезвие, и в процессе переодеваний вскрыть по шву (чуток) тапок, туда - марку, лезвие сбросить, и уже в прооперированном тапке - на этап. Затем, что когда повезут через пересылку USP Atlanta, то если там по заезду, во время стриптиза вертухай, проверив тапки, разрешит их оставить (а у них там вечно с тапками напряженка, так что шанс есть), то будет с собой марка для письма оттуда, на случай если придется застрять на той пересылке надолго. А то с ларьком там вечная неразбериха, бывает, что и по две недели его нету.

Снаружи, на воле - разве по-другому? Вещей только больше, и кажущейся страшно важной суеты, которая выедает драгоценное время жизни со страшной силой. Вроде и день прошел, а куда ты его выбросил, на что?

Но вольные дела пусть погодят, сейчас пока дела - тюремно-этапные: нужно начинать предполетную подготовку, чтобы когда поступит команда "На старт!" - нырнуть, через бардо этапа, из этой тюремной инкарнации в следующую, будучи в полной готовности ко всему, что там впереди по курсу.

Чего и ожидаю с интересом.

Re: Тюремная DXpedition 3W3RR

Добавлено: 19 апр 2018 10:40
EU1WW
Предэтапное: В ожидании Атланты

Тюрьма FCI Williamsburg, Южная Каролина
5482 дня со дня ареста
Подготовка к этапу в полном разгаре: коробки с бумагами отправить наружу на хранение, что-то - в следующую тюрьму (отдельно от нас идет барахло), и разное прочее успеть, непочатый край, как обычно. Но еще несколько дней есть.

Пока не удалось выяснить, куда именно везут, и каким маршрутом: то ли через центральную пересылку в Оклахоме придется на ConAir лететь из Атланты, то ли, если очередная тюрьма где-то на Восточном побережье США - более коротким путем. Нам не говорят заранее маршрут, чтобы теоретические соратники не отбили по дороге, но обычно, ближе к этапу, удается узнать конечный пункт назначения. Работаю над вопросом.

Но какой бы маршрут ни был, первым делом 9-го марта утром повезут на тюремном автобусе в Атланту, где когда как: может и быстро дальше, а можно застрять на несколько недель, бывает всякое.

В первый раз был в USP Atlanta в 2007-м. Крысы там тогда хозяйничали: упитанные и дисциплинированные, обходили камеру по часовой стрелке друг за дружкой, гуськом, видимо по старшинству. Причем по одной не заходят, а по 3-4.

Стены в тюрьме очень толстые, тюрьма старая, дыры между стенами и полом, как ни затыкай полотенцами - все равно выгрызают, да и не особо в пересыльном блоке с лишними тряпками, так что бороться с ними нечем, да и ни к чему, не мешают они, заходят-уходят тихо себе, не бросаются, а нам развлечение - за ними наблюдать. Обычно сценарий такой: одна из них высунет нос, осмотрит камеру, и если где какие крошки учует - тогда вся команда выдвигается, и неспеша делает обход, не обращая никакого внимания на нас
Вон и столица этой демократии, можно даже сказать - пуп всех демократий - Вашингтон - тоже полна крыс и негритянских банд, справиться не могут, но ничего, живут же. И даже упорно пытаются учить весь мир - как нам всем нужно жить.

Камеры рассчитаны на двоих, но бывает, что запихивают по 3 или 4 человека. Тогда двое спят, как и положено, на двухэтажной шконке, а еще двое бросают матрасы на пол, и там и умащиваются. Но такое раз только было со мной, в первый заезд в эту тюрьму, в 2007-м, а так обычно - по двое, нормально.

В последующие годы при этапах с пересылкой в Атланте крыс больше не видел: то ли победили их, то ли залатали стены, но зато настало тараканье царство - видимо-невидимо, как ковер. Когда заходишь в хату и включаешь свет, они уже даже не разбегаются, как, по идее, положено, а наоборот выходят всем кагалом навстречу со всех углов - знакомиться. Наверное, раньше их съедали крысы, что их столько не было, а теперь - некому.

Хотя один мой друг - Брэд, отсидевший в тайской тюрьме лет семь, рассказывал, что там они вовсю ели тараканов - протеин. Ну а здесь пока до такого не дошли, худо-бедно, но кормят нас.

А так вообще за все время бывал в этой USP Atlanta раза 4 или 5 - куда ни везут по Восточному побережью США, получается, что мимо Атланты - никак. И все бы ничего там, да держат закрытыми по камерам почти круглосуточно, только на час открывают раз в сутки, а то и раз в двое суток, и куда хошь, туда и успевай за этот час: в душ, к телефонам, в очередь за мылом, или поговорить с кем из народа, или бегать искать книги или марки с конвертами по всему блоку.

Разыскал копию своего старого неотправленного письма трехлетней давности, написанного в USP Atlanta 15 мая 2015-го, в один из предыдущих этапов:
"Перевезли на самолете ConAir с оклахомской пересылки, через Хьюстон и Алабаму в Атланту. Уже был здесь в 2007-м, мрачноватое место.

Тюрьма очень старая, выглядит как древняя крепость, этакая Бастилия, а сбоку прилеплено здание, похожее на крематорий, с огромной трубой. Расположена посреди негритянского гетто: разглядывал опять этот ужас из окна автобуса, на подъезде - домишки эти фанерные перекособоченные, мусор кругом, заброшенные здания, снежки по углам толкутся, явно наркотой торгуют.

Оттуда, видимо, и вся охрана тюрьмы: все вертухаи - негры местного разлива, похожие друг на друга как близнецы, не отличишь. Причем выбрали, наверное, самых лучших: одинаковой комплекции все, крепенькие и квадратные, одинаково обритые налысо, иссиня-черные обязательно, отполированные головы блестят антрацитом, у всех обязательно черные очки (это в здании с тусклым светом), которые они, похоже, не снимают и по ночам, когда спят. Как агенты-клоны из "Матрицы".

Или как некоторые здешние негры из зэков на зонах, которые спят в кроссовках. Не потому чтоб не украли, а по причине более неожиданной: в новых белых кроссовках он сам себе кажется круче. Удобно: проснулся утром, когда камеру открыли, и сразу побежал к братанам тусоваться в холл, срочно смотреть в телевизор на бесконечный баскетбол, так не нужно время тратить, не нужно обуваться. Это как Незнайка у Носова говорил: "Зачем на ночь раздеваться, если утром снова одеваться? Смысл?" Действительно.

Соответственно, и сама эта тюрьма превращена в подобие того же гетто, которое вокруг тюрьмы и у них в головах: полная дезорганизованность, самодовольная глупость, бардак, хаос, грязь, разруха и рэп с хип-хопом.
На входе сняли с нас кандалы, цепи вокруг пояса и наручники с замком, руки-ноги еще будут сутки отходить, и переодели, после полного стриптиза, при котором все, в чем мы приехали - отобрали. И голышом - осмотр.

Стать прямо, лицом к вертухаю. Руки показать - сперва ладонями, и наоборот. Поднять руки вверх - не спрятан ли нож или РПГ-7 под мышкой. Развернуться. Присесть, кашлянуть. Встать, поднять левую ступню, правую. Провести ладонью по волосам - не спрятано ли там что. Повернуться обратно к вертухаю. Открыть рот, поднять язык, пока вертухай светит фонариком и, возможно, считает зубы.

Все, свободен, чист перед тюрьмой, как заново родился, без никакого имущества и одежки.

Бросили в руки казенное: примерно на глазок твой-не твой размер: футболка белая пакистанская хлипенькая, "семейники" - размером два раза завернуться, желтый комбинезон, пара носков белых, тапки синие или оранжевые (из карцера просочились) размера какой попадется.

На этот раз порадовали меня: один тапок синего цвета и размера какого нужно - 13 US (т.е. 46 по-нашему), но без подошвы; зато второй тапок веселее: оранжевого цвета, размера где-то 39-го (ну ничего, подогну задник), зато с подошвой. И еще (встречал такое только на этой пересылке в Атланте, и в пересылке под Лас Вегасом в Неваде): выдали казенные "вьетнамки", чтоб в душ было в чем ходить, вот это ура!

После чего - в накопитель: камера с бетонными лавками, может 3x5 метров, набивается по 30 человек, кондиционером морозят, ждем несколько часов, пока все пройдут шмон, и уж потом разводят по этажам, по камерам.

Дальше - заполнить пачку входящих бумаг, ну тут все стандартно. Заполняем всей толпой, карандашики коротенькие раздали (потом отберут).

Следом - в офис, собеседование с местным гестапо, на предмет - в какой из блоков кого селить, чтоб не поубивали друг друга, если кто из враждующих группировок и банд, или если кто - информатор, давал показания на суде, сдал кого-то, или работал на федералов, - этих сразу в карцер на хранение. Потому как если кто узнает, то могут и прирезать такого.

- В какой банде состоишь?
- Ни в какой. Не латинос я, русский, просто фамилия такая.
- А, понятно. А что татуировка такая на пальце?
- Японский иероглиф это. Жил я в Японии.
- Не обозначает принадлежность к какой-то их банде?
- Нет.
- Сотрудничал или сотрудничаешь с полицией? Есть ли причины, по каким нельзя тебя селить в общий блок?
- Нет, не сотрудничал и не сотрудничаю. Причин нет, сели, начальник.
Дальше - отпечатки пальцев прокатывают, и - к стене с линейкой, фотографируют. Потом у всех татуировки фотографируют отдельно. Потом - к медику. Какие именно таблетки принимаешь? И очень удивляются, когда слышат, что никаких. Большинство - на каких-либо таблетках, а то и на дюжине разных.

С самолета на этот раз со мной - дюжина мелких мексиканцев, и я белой вороной. Конечно, из-за текущей фамилии частенько пихают к мексам и прочим латиносам: раз "Вега", значит ихний, а уж потом только разбираются, что "Раша". Такие оказались попутные последствия ареста в 2003-м с коста-риканским паспортом.

Вся эта катавасия заезда заняла часов 5, после чего наконец-то развели по хатам.

Свет лучше не выключать, пусть горит круглосуточно, а то без света тараканы наглеют совсем, а так только по периметру шарятся. В прошлый раз в 2007-м заходили ближе к полуночи здоровенные крысы, но в этой камере дыр в стенах не видать, так что без крыс на этот раз. Два разных блока пересыльных, в прошлый раз в другом был, а этот выглядит поновее, хотя все вокруг - стены, двери, шконки - исписано посланиями всевозможными, как и в другом блоке было.

Вот интересно, а почему крысы не едят тараканов? Или, может, едят, но не успевают, много их сильно? Или зажрались? А может какой-то симбиоз у них, как у Госдепа с A.R.R.L.?

Наружу есть узкая амбразура, в которую видно серую стену в двух метрах напротив. Неба не видать.

Прошли по продолу вертухай со шнырем - выдали хлипкое хлопковое одеяло, половину простыни со стратегически выгрызенной по ценру дырищей диаметром этак с метр, а в качестве положенного полотенца - обрывок розовой тряпочки размером в две детские ладошки. Ну, и на том им спасибо, могли вообще ничего не дать.

Мыла нет, что плохо - с дороги нужно умыться и голову помыть, а нечем. Завтра разведаю. Помнится, не было мыла у них и в 2007-м, беда какая-то локальная. Видать вертухаи-снежки растаскивают по домам, и там меняют на наркоту. Или, может, они его едят?

Но зато в умывальнике есть вода, ура! И шнырь приволок полуживой матрац. Так что умыться с дороги, и к себе - на верхнюю шконку отсыпаться. Благо пока никого не подселили, в камере один, редчайший случай. Хотя вот в такой же камере в 2007-м сидели вчетвером: два матраца на пол, и все нормально, только ступить негде, так крысы по нам и ходили ночью.

Сейчас же, завтра с утра - умыться, ёга с медитацией, да ждать завтрака. Должны же они тут кормить, хоть как-то. По идее. Вроде бы кормили в прошлый раз, хоть и как-то не шибко.

После чего обследую камеру, сантиметр за сантиметром, попутно изучая наскальные надписи нескольких поколений зэков. Обследование на предмет заначек: лезвий, заточек, огрызка карандаша, и прочего полезного. И буду ждать, когда отомкнут камеру на час, если повезет. Тогда сразу бежать за мылом, потом в очередь в душ, и после - по тюрьме на разведку - кто из знакомых или из наших есть, чтоб марки, конверты, а по дороге - книги какие попадутся хватать, потом разберусь что именно попалось.

После чего можно спокойно ждать, когда дернут на этап, ехать дальше. В этой пересылке это всегда в 4 утра, и неожиданно, и никак не узнать - когда и куда. Так что обычно можно не волноваться, раз все равно неподконтролен вопрос. Ждем-с...

Но куда - на этот раз знаю - в рулимую частной корпорацией CCA тюрьму McRae в Джорджии. От Атланты до нее - полдня езды на тюремном автобусе, в сторону Флориды, и по счету это будет уже и не припомню какая тюрьма в эту посадку - десятая или двенадцатая? Без разницы уже.

Все завтра. А пока - спать.

Первый же самый заезд в Атланту, во всех деталях тогда записал и получилось отправить на волю, так что когда дойдет очередь - будет в эфире и этот дневник.

Помнят ли меня тамошние тараканы, и как с мылом, крысами и со всем прочим у них сейчас, в 2018-м - увижу 9-го марта под вечер. А пока дней осталось мало, а дел - прорва. Так что побежал.

Re: Тюремная DXpedition 3W3RR

Добавлено: 19 апр 2018 10:46
EU1WW
Этап 2018: FCI Williamsburg - Атланта
Сегодня, утром 9-го марта Романа забрали на этап вместе с 37-ю попутчиками. Автобус пошел на Атланту, это где-то полдня ехать от FCI Williamsburg. Конечная точка всего этапа неизвестна, держат в секрете.Пока только точно известно про этот первый отрезок - везут в пересыльный блок тюрьмы USP Atlanta.

Фальстарт
Этап-2018: FCI Williamsburg > Taco Bell > FCI Williamsburg
тюрьма FCI Williamsburg, Южная Каролина
5490 дней со дня ареста
"Кто хочет, чтобы его путешествие было счастливым - должен путешествовать налегке."
- Антуан Де Сент-Экзюпери

Негрик, пробежав по проходу к решетке, отделяющей нас от "карцерной секции", забился в угол и начал истошно визжать, с животным ужасом глядя в видимое только ему, и отбиваясь локтями от, видимо, зеленых чертей или еще каких нашедших его демонов.

Отбиваться трудно, потому как мы, на этапе, закоцаны: наручники на руках, плюс цепь на поясе, к которой эти наручники пристегнуты, а на ногах - кандалы.

Вертухаи заметались за решетками, кричат ему - что, мол, случилось, сядь немедленно на место, заткнись, прекрати визжать, а он их не видит и не слышит, в своем каком-то мире.

Цирк начался потом, когда один вертухай, открыв решетку, нырнул в салон.

Баллончик MACE не помог, Taser у него не сработал, сколько ни тыкал. Потому, пока мы, сидя в этом слезоточивом дыму по своим двойным сиденьям тюремного автобуса, по команде склонили головы на руки в наручниках, отплевываясь и откашливаясь, он стал лупить визжащего снежка по голове этим Taser-ом, посчитав, видимо, что нам не до рассматривания процедуры, после газа, так что потом показаний дать не сможем, если что не так пойдет.

Битье по голове желаемого эффекта не давало, так как вертухай не учел, что у торчащего снежка мозг расположен не в голове, а как у динозавров, в каких-то других частях тела, или может вообще почти атрофировался за ненадобностью, как у речных дельфинов Амазонки – от обилия пищи, хоть и однообразной, и отсутствия необходимости (и желания) как-то развиваться.

Да и визг этого негра сводил с ума: что-то нечеловечески-животно-дьявольское, человек не может такие звуки издавать, может разве когда вживую отпиливают обе ноги ножовкой, и орал на таких децибелах, что оглох весь автобус, оставляя только желание заглушить снежка во что бы то ни стало, и как можно скорее. Вертухаи явно разделяли наши сантименты.
До этого, когда вертухай, стоя через два ряда от меня (а в раскрытой решеточной двери, дальше по проходу - другой, уже с Моссбергом наготове, подальше от нас всех, не заходя в салон, чтоб уже бить на поражение поштучно, если вдруг автобус взбунтуется, или нападет кто на того вертухая, что снежка утихомиривает), безуспешно и лихорадочно нажимал курок у явно разряженного Taser-а, а другая рука тянулась на пояс за слезоточивым баллончиком, я, поняв, что предстоит немного покашлять, успел глубоко вдохнуть - как перед длинным нырком с пирса на глубину, и зарыться под футболку и балахон.
Народ же не видел всего этого, лицом в наручники, потому получили по полной, когда MACE шибанул по салону. Больше всего, конечно, досталось визжащему снежку. Хотя и мне, за два ряда, даже после всех предосторожностей, пришлось покашлять, но глаза приоткрыть смог и, чуть приподняв голову, наблюдал за этим процессом изгнания бесов.

Все же на каком-то ударе снежок потерял сознание и затих, и два вертухая потащили его наружу из автобуса (там уже подмога набежала), а нам включили кондиционер по полной, как в аэродинамической трубе, чтоб проветрить, и скомандовали всем сидеть как сидели - мордой лица на коленях.
А началось все так:

Утром в 7:45, согласно вывешенному со вчерашнего вечера приказу, проспав бывший в 7:00 завтрак, пошел я в R&D с присоединившимся по дороге турком Османом из другого блока - тоже его на этап куда-то.

После всех раздеваний и переодеваний (марку успел пристроить сквозь шов тапка!) загрузили в автобус, 37 человек, 4 охранника (вместе с водителем, они по очереди за рулем), и через тюремные "предбанники" ограды потихоньку выкатились на волю.

Автобус устроен так, что водителя и сидящего рядом с ним второго вертухая отделяют от нашего салона две поперечные решетки с дверьми в каждой, между которыми - два ряда сидений для "особо опасных", или все равно для кого, если никого из карцера нет. Оба - со стволами: на этот раз у одного углядел "Глок" на поясе, у другого - старую знакомую, здоровенную дуру Berettu 92, а кроме того между ними закреплен Моссберг - или что-то похожее, толком не разглядел - чтоб можно было быстро выхватить.

Кроме того, позади автобуса, сбоку салона, в такой как бы отдельной клетушке-скворечнике, тоже из решетки сделанной, сидит еще один вертухай, тоже весь до зубов в стволах. В его скворечник - вход снаружи автобуса, хотя есть и дверца к нам в салон.

Окна в этом автобусе оказались большие - все-все видно, что снаружи, - здорово, а то бывает что специально лишь несколько амбразур под потолком. Мы видим, что снаружи, а нас - не видно, одностороннее зеркало.

Проехали всего с полчаса, разглядывая - кто именно на этапе, и глядя в окна, и автобус съехал с трассы.

Ну, это обычное дело, перекусить вертухаям нужно. Нам-то раздадут сухпай и по бутылке воды чуть позже. На этот раз остановились у Taco Bell. Это на час где-то - один из них идет внутрь, заказывает, и раздает оставшимся в автобусе соратникам. Потом смотрим, как они едят. Ждем. После чего должны ехать дальше, на юго-запад, в сторону Атланты.

Но вдруг какое-то оживление у вертухаев - что-то по рации им доложили и обсуждают. Потом поехали на трассу, но в другую сторону! То есть - обратно в FCI Williamsburg, судя по солнцу. Что за хрень... На подъезде к тюрьме, вон уже видна водонапорная башня наша, эх... Не отпускает меня Заповедник...

Заехали в предбанник - одни ворота за нами, другие - перед. Тут все и началось.

Сидевший где-то позади меня снежок стал кричать, с таким страхом в голосе, и на таких оборотах, как будто его здесь и сейчас что-то собралось съесть живьем: "Не подходи! Уйди, уйди, уйди!!!!! Оставь меня! Уходи! Ааааааа!"

Понятно, что до Атланты дорога длинная, снежкам скучно, вот этот экземпляр, очевидно, решил, чтоб ему ехалось веселее, перед самым этапом курнуть дури, которую они шмалят здесь: называют "синтетическая марихуана" К-2, но на самом деле разная дурь идет под этим названием, и бывает такое попадается, что, курнув, бросаются они головой вниз в бетон со второго яруса, как в бассейн, кидаются на вертухаев - то драться, то обниматься, и чего только не творят после дозы.

Недавно двое, курнув чего-то особо злобного, опустились в камере друг против друга на четвереньки, и стали лаять и завывать как собаки, да причем так громко и здорово, что сбежался весь блок, включая вертухаев. Увели в карцер, и пока вели, они продолжали заливисто лаять и норовили по дороге упасть на четвереньки.

А этот автобусный - до каких-то зеленых чертей обкурился, такое тоже у них бывает часто.

Очень повезло, что успели почти на зону заехать, не знаю, что бы делали вертухаи на трассе, и что бы с нами со всеми было в результате. А так - легкая утренняя прогулка, посмотрели немного на внешний мир, на Taco Bell, с гражданским населением на улицах, на проезжающие машины, деревья. Экскурсия во внешний мир.

Снежка уволокли, а нас, опять пропустив через R&D, но уже в обратном порядке: через все сканеры, детекторы, раздевания-одевания, заполнение бумаг и сидение в накопителе, вернули на зону.
В ту же камеру, к тому же сокамернику. Полотенце мое на крючке, как и повесил утром, мешок с казенной одежкой - тоже висит, верхняя шконка моя заправлена, как и оставил. Только выбросил утром свои мыло, зубную щетку и пасту, сейчас побегу по ребятам, что у кого найдется. И - в библиотеку, забрать парочку из книг, что вчера им отнес недочитанными: "The Chryzanthemum and the Sword" Ruth Benedict, и "Suite Francais" Irene Nemirovsky, и может еще что. А чай у Билла-сокамерника есть.

Следующая попытка этапа, как сказали - через неделю, тоже в пятницу. А пока - пошел промывать глаза и пить чай.

Под вечер выяснилось от шныря, работающего в лейтенантском офисе - отчего завернули автобус. Оказывается, в USP Atlanta - "заморозка" ("lock-down") всей тюрьмы, включая блок пересылки. Вечно враждующие со всеми остальными негры из Вашингтона (коротко их зовут "Di Ci" - от "D.C. - District of Columbia") и негры из банды Крипс поубивали друг друга в каком-то количестве. Так что сейчас идет расследование. Надеюсь, закончат до следующей пятницы, и со второй попытки удастся преодолеть благополучно этот кусок этапа - до Атланты.

Re: Тюремная DXpedition 3W3RR

Добавлено: 19 апр 2018 10:59
EU1WW
Этап 2018: FCI Williamsburg - Атланта (вторая попытка)

Утром пятницы, 16 марта, Романа забрали на этап - это вторая попытка добраться до USP Atlanta.
Если все на этот раз пойдет нормально,то до Атланты тюремный автобус доберется под вечер, по камерам распихают всех только к полуночи, и если повезет, то назавтра, в субботу, выпустят на час в общий холл. А там уже по ситуации - будет или не будет какая-либо возможность для связи с внешним миром.

Этап 2018: пересылка в тюрьму USP Atlanta

Вторая после фальстарта попытка добраться до Атланты оказалась у Романа успешной.
16 марта, утром, в поданный в FCI Williamsburg тюремный автобус загрузили этап, и к вечеру, через города Manning, Columbus, Augusta, Athens без особых приключений довезли до тюрьмы USP Atlanta.
Этап распихали по камерам в пересыльном блоке (режим карцера: 23 часа в сутки закрыты), который отделен от соседнего следственного блока всего одной решеткой с дверью, где держат тех, кто ожидает суда или приговора в федеральном суде Атланты.
Как только откроют - в душ, в планах - попытаться вызвать сквозь решетку тезку - Романа Селезнева, - нужно поддержать. Сокамерником Романа сейчас - 71-летний пуэрториканец Мануэль, с двухэтажной фамилией Гонзалес-Гонзалес и погонялом Colo, отсидевший с 1994-го по тюрьмам уже 24 года. У Мануэля по приговору 6 (шесть) пожизненных сроков плюс 120 лет сверху, значит осталось отсидеть всего ничего: 6 жизней и 96 лет.
Оказался Мануэль замечательным человеком и интересным собеседником - ему есть о чем рассказать, так что они там не скучают.
Но об этом пройденном отрезке этапа, пересылке, попутчиках и сокамерниках Роман распишет со временем сам во всех подробностях.
А пока информация поступает в малых дозах - записками через шнырей.
Когда и по какому маршруту повезут дальше - пока неизвестно.

Этап-2018: Пересылка USP Atlanta: третья неделя

В центральных и северных штатах штормит, поэтому отменили самолеты ConAir в этих направлениях. По крайней мере этой причиной отговариваются US Marshal-ы . Застрял Роман на пересылке в Атланте, третья неделя идет.
Ждем погоды.

Этап-2018: Атланта > Миссисипи > Оклахома

Отпустила Романа - пересылка USP Atlanta.
В ночь с 5-го на 6-е апреля забрали на ConAir этап до Джексона, Миссисипи, а оттуда до центральной федеральной пересылки FTC Oklahoma-city , что в Оклахоме, где сейчас и отсыпается.
Этап был тяжелый, но хорошо, что довезли как раз перед выходными - в субботу-воскресенье не уходят этапы дальше, так что есть возможность оклематься.
Куда и когда - не ясно, ждем.

Этап-2018: Оклахома > авиабаза Стюарт > Нью-Йорк

В ночь с 9-го на 10-е апреля 2018 с оклахомского централа Романа выдернули дальше по этапу.
Сперва - самолетом ConAir до авиабазы Stewart, находящейся рядом с городком Newburgh (up-state штата Нью-Йорк), откуда на тюремном автобусе, через Нью-Джерси и Манхэттен - до MDCBrooklyn.
Следственно-пересыльная тюрьма MDC Brooklyn описана на Зазеркальях в текстах "Тюрьмы. Транзит.", "Другие берега" и "День Поэзии"
Как обычно в этой тюрьме, всех с этапов сперва селят в карантинный 41-й блок. Откуда, после медосмотра тех, кто только попал в систему, в течение нескольких дней расселяют по другим, "постоянным" блокам.
По неясным соображениям, из книг в карантине нет совсем ничего, но зато наличествует, в большом количестве - несколько десятков экземпляров, Коран, изданный и напечатанный в Саудовской Аравии: "The Quran by Saheeh International, Abul-Qasim Publishing House". Неужели у MDC Brooklyn договор с Саудовской Аравией на эксклюзивную индоктринацию свежепосаженных? Народу читать нечего, читают Коран, куда деваться.

Но, как сообщил Роман, Статуя Свободы пока еще на прежнем месте, и в руке держит, кажется, не Коран, а какую-то другую книгу, наверное что-то про деньги. Видна Свобода сквозь тюремную решетку встроенного прогулочного дворика - если подтянуться на пальцах.
Тем временем окончательно прояснился конечный пункт этого растянувшегося уже на месяц с лишним этапа: Романа везут в принадлежащую частной корпорации GEO тюрьму Moshannon Valley Correctional Institution в Пенсильвании.
Когда именно и каким образом повезут дальше - пока неизвестно. Ждем.

Как получить тюремную 3W3RR/jail QSL

Для получения тюремной 3W3RR/jail QSL нет необходимости в проведении радиосвязи - по тюрьмам трансиверов нету. Нужно лишь, чтобы Ваша QSL любыми путями добралась до меня в тюрьму, тогда будет считаться, что "тюремное QSO" состоялось, и Вы получите по почте ответную номерную 3W3RR/jail QSL- "раскладушку".
Само собой разумеется, что получить QSL за "тюремное QSO" можно лишь пока меня все еще держат по тюрьмам, после такой возможности не представится: тюремный лог будет закрыт в момент выхода из тюрьмы.

Как заполнить свою QSL

Свою QSL можно заполнить таким образом:

TO RADIO: 3W3RR/jail
DATE & GMT: дата и время заполнения QSL
BAND/MODE/RST: jail-QSO

Также можно, при желании, написать пару строк.


Как отправить свою QSL

Вы можете отправить свою QSL одним из нескольких путей, на выбор:
Послать QSL по обычной почте, непосредственно на адрес тюрьмы. В настоящий момент меня этапируют из тюрьмы FCI Williamsburg (Южная Каролина) неизвестно куда. Как только довезут до места - здесь будет опубликован адрес очередной тюрьмы. Впрочем, по этапам и пересылкам катать могут долго, так что ждать, пока довезут и положат на место, не обязательно, а можно послать QSL одним из альтернативных путей прямо сейчас:
Послать QSL по email. Можно, выписав свою QSL, отсканировать ее в формате JPG (если QSL - двухсторонняя, то, пожалуйста - с обеих сторон), и послать файлы аттачем на email jailpedition@mail.ru. Там подхватят и правильным образом организуют доставку распечатки скана мне в тюрьму.
Радиолюбители России и стран СНГ (кроме Украины) могут послать свою QSL обычной почтой также и через RM6LA: Евгений Шутов, а/я 32, Ростов-на-Дону, 344032, Россия. По получении QSL Евгений организует все последующие необходимые шаги, и в конечном итоге Ваша QSL до меня доберется.
Радиоаматоры Украины могут послать свою QSL обычной почтой также и через UZ1RR: Владимир Степаненко, а/я 28, г. Чернигов, 14000. Владимир организует все остальное.
Радиолюбители США и других стран дальнего зарубежья могут послать свою QSL также и через NT2X: Edward Kritsky, p.o. box 718, Brooklyn, NY 11230, U.S.A. Эдуард организует все остальное. Посылаемые QSL-карточки могут быть как от индивидуальных радиостанций, так и от экспедиций, коллективок и SWL. Можно посылать по нескольку разных QSL в одном конверте. Как только одним из этих путей Ваша QSL до меня доберется - "тюремное QSO" считается состоявшимся, и Ваш позывной будет добавлен в тюремный лог ниже.

Конверты с QSL на тюрьму можно слать как обычной почтой, так и заказным. Заказным будет идти дольше, но больше шансов, что дойдет без проблем, и что точно вручат в руки. Что можно, а что не нужно посылать вместе с QSL - подробно описано ниже, после таблицы лога.

Если Ваш позывной в логе, а 3W3RR/jail QSL не добралась в течении трех месяцев после указанной в логе даты - сообщите. В последние годы зачастую почта из США в Россию, Беларусь и на Украину ходит когда как: бывают рекорды и по нескольку месяцев.

В случае, если в период с декабря 2017 по март 2018 Вы посылали QSL на тюрьму FCI Williamsburg, и конверт, по причинам новых почтовых правил в этой конкретной тюрьме, вернулся обратно - пожалуйста, сообщите, найдем решение.

При необходимости по любым вопросам относительно тюремного лога и 3W3RR/jail QSL пишите команде поддержки на jailpedition@mail.ru. По тюрьмам Интернета нету, но сообщения с воли добираются до меня, хоть и далеко не сразу, по другим каналам.

Позывные в тюремном логе располагаются в обратном хронологическом порядке, и каждому "тюремному QSO" присваивается свой номер (в левой колонке), который указывается и на отправляемой Вам 3W3RR/jail QSL.

Лог тюремной экспедиции 3W3RR/jail
(Тюремная QSL также может быть выслана тем, с кем у меня, во время пребывания в тюрьме, тем или иным образом состоялось двухстороннее "QSO" по телефону, email, или по некоторым другим спорадическим каналам связи, ровно как и тем, кто навещал меня по тюрьмам. В подобном случае на полученной Вами 3W3RR/jail QSL может дополнительно присутствовать соответствующая надпись: "2-way phone jail-QSO", или "2-way e-mail jail-QSO", или "eye-ball jail-QSO", и т.п.)

В случае отправки QSL на тюремный адрес, пожалуйста, не вкладывайте в конверт ничего, кроме самих QSL. Вся входящая почта вскрывается перед раздачей, и хотя по разным тюрьмам правила несколько отличаются (самые безумные из встречавшихся - в тюрьме FCI Williamsburg), но обычно нельзя присылать вместе с QSL деньги, марки, неподписанные открытки, конверты (включая S.A.S.E.), IRC, наклейки, канцелярию, и т.п. - все это считается контрабандой, изымается, выбрасывается, или возвращается отправителю, зачастую вместе со всем остальным содержимым конверта.

Вообще же на тюрьму можно присылать письма, фотографии (но не более 24 на конверт, но лишь обычные и не "Polaroid") и распечатки с Инета.

Книги и журналы можно только если они посылаются непосредственно книжными магазинами или издательствами, а от частных лиц или организаций - ни-ни, граница на замке. Вырезки статей из газет и журналов когда пропускают, а когда - нет, тут не угадать, но их ксерокопии пропускают всегда.

И уж конечно нельзя присылать посылки с продуктами, как это намеревался сделать Борис Гавренко N3SY, или чай, как собирался меня порадовать из Гонконга Игорь Хрусталев VR2ZQZ. Американские тюрьмы - не российские, и даже не кипрские, где разрешали присылать с воли одежду и обувь, - здесь по штатовским федеральным тюрьмам все под запретом: ни посылок, ни передач.

Re: Тюремная DXpedition 3W3RR

Добавлено: 19 апр 2018 11:16
EU1WW
ДОСЬЕ 3W3RR Роман Вега (Степаненко)

Крымчанин.

По образованию – математик (Симферопольский Госуниверситет).

По основной профессии Роман – специалист по системам комплексной безопасности и связи, организации защитных, разведывательных и антитеррористических мероприятий.

Альпинист. Спелеолог. Коротковолновик. Аквалангист. Тай чи. Йога. Дао. Дзен.

В период с 1989 по 1999 года Роман жил и/или работал в Крыму, России, на Украине, во Вьетнаме, в Афганистане, Иране, Узбекистане, Туркмении, Азербайжане, Грузии, Белоруси, Румынии, Чехословакии, Польше, Эстонии, Латвии, Нидерландах, Германии, Индии, Пакистане, Бирме, Египте, Ливии, на Сейшелах, Мальдивах, в США, Канаде, Мексике, Эмиратах, Омане, Чехии, Словакии, Австрии, Северной Корее, Турции, Ирландии, Великобритании, Швейцарии, Лихтенштейне, Италии, Венгрии, на Гренаде, Туркс & Кайкос, Монтсеррате, Сент Киттс & Нэвис, Сент Лючии, Сент Мартине, Антигуа & Барбуде, Ангильи, Тринидаде & Тобаго, Кюрасао, Пуэрто-Рико, Виргинских островах, Сен Бартсе, Кипре, в Болгарии, Казахстане, Китае, Испании, Японии, Молдавии, Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии, Арабских Эмиратах, Сирии и на Мальте.

op. 1S0RR, 1S0XV, 1S1RR, 3W3RR/jail, 3W3RR/mm (Южно-Китайское море), 3W3RR/UF6F, 3W5JA, 3W7A, 3W8AA, 3W100HCM, 4J1FM, 4J1FW, 4J0Q, 4K/3W3RR, 4L/AH0M, 4U1ITU, 4U1VIC, 4U1UN, 5A0RR, 5B4/9H3UP, 8Q7/S79R, 8Q7/S79R/am, 9D0RR, 9H1MRL, 9H3UP, 9H3UP/9H4, 9H50VE, 9Y4/3W3RR, A4/S79R, A47RS, A6/S79R, A6/S79R/am, AH0M, AH0M/am (облет Бермудского Треугольника), AH0M/VE2, AH0M/VE3, AP/S79R, BY1PK, DL/AH0M, EA4/AH0M, EA7/AH0M, EI/AH0M, EK0JA, EK0RR/am (воздушный шар), EK0RR/mm (подводная лодка ВМФ России), EK0RR/rr (Транссиб), EP/S79R, EW8TJ, FJ/AH0M, FS/AH0M, G/AH0M, HA/AH0M/p, HB0/3W3RR, HB9/AH0M, I2/AH0M, I8/AH0M, IC8/AH0M, IT9/AH0M (вулкан Этна), J3/AH0M, J6/AH0M, JA3ZTN, JI1ZTA, KP2/AH0M, KP2/AH0M/mm, KP4/AH0M, LZ1KDP, LZ9A, LZ/AH0M, OE/AH0M, OK8ERR, OM9CRR, P5RS7, PA/AH0M, PJ2/AH0M, PJ7/AH0M, R3/AH0M, R3A (Российский Белый Дом, 20-21 августа 1991), RB4JWS/UF1O (Южная Осетия), RB4JWS/UF1Q (Аджария), RB4JWS/UF1V (Абхазия) RO/3W3RR (Молдова), RO/3W3RR (Приднестровье), S79R, SP/AH0M, SU/S79R, TA1/3W3RR, TA2/3W3RR, UB5JRR, UB5JRR/p, UB5JRR/RB8R, UB5JRR/speleo, UB5JRR/UA0C, UB5JRR/UA0L , UB5JRR/UA0Q, UB5JRR/UA0S, UB5JRR/UA1A, UB5JRR/UA1C, UB5JRR/UA1T, UB5JRR/UA3A, UB5JRR/UA3D, UB5JRR/UA3E, UB5JRR/UA3I, UB5JRR/UA3L, UB5JRR/UA3Q, UB5JRR/UA3P, UB5JRR/UA3W, UB5JRR/UA3Z, UB5JRR/UA4H, UB5JRR/UA6A, UB5JRR/UA6E, UB5JRR/UA6H, UB5JRR/UA6X, UB5JRR/UA9A, UB5JRR/UA9O, UB5JRR/UA9S, UB5JRR/UB5A, UB5JRR/UB5C, UB5JRR/UB5E, UB5JRR/UB5F, UB5JRR/UB5G, UB5JRR/UB5H, UB5JRR/UB5I, UB5JRR/UB5L, UB5JRR/UB5M, UB5JRR/UB5N, UB5JRR/UB5Q, UB5JRR/UB5S, UB5JRR/UB5U, UB5JRR/UB5V, UB5JRR/UB5W, UB5JRR/UB5Z, UB5JRR/UC2A, UB5JRR/UC2L, UB5JRR/UH8A, UB5JRR/UH8E, UB5JRR/UI8A, UB5JRR/UF6V, UB5JRR/UL7B, UB5JRR/UL7I, UB5JRR/UL7F, UB5JRR/UL7P, UB5JRR/UL7R, UB5JRR/UL7T, UB5JRR/UR2, UB5JRR/UT0U, UB5JRR/UT8J, UB5JRR/UQ2, UZ3WWZ/RB1J, V2A/AH0M, V44/AH0M, VO1/AH0M, VP2E/AH0M, VP2M/AH0M, VP2M/AH0M/am (вертолет), VP5/AH0M, VU2/3W3RR, W1/AH0M (CT), W1/AH0M (MA), W1/AH0M (NH), W2/AH0M (NJ), W2/AH0M, W3/AH0M (DC), W3/AH0M (DE), W3/AH0M (MD), W3/AH0M (PA), W4/AH0M/am, W4/AH0M/mm, W4/AH0M/p (остров Dry Tortugas), W4/AH0M (AL), W4/AH0M (FL), W4/AH0M (GA), W4/AH0M (KY), W4/AH0M (NC), W4/AH0M, W4/AH0M (TN), W4/AH0M (VA), W5/AH0M (LA), W5/AH0M (MI), W5/AH0M (NM), W5/AH0M (OK), W5/AH0M (TX), W6/AH0M (CA), W7/AH0M (AZ), W7/AH0M (NV), W7/AH0M (UT), W8/AH0M (OH), W8/AH0M (WV), W9/AH0M (IL), W0/AH0M (MN), XE2/AH0M, XV2A, XV0SU, XV100HCM, XY0RR, YA0RR, YO/AH0M, YK/S79R, YL75ID, YL/3W3RR.

Со второй половины 1990-х годов в эфире не работал, будучи занят другими делами.

Роман арестовывался в Египте и Ливии в 1993-м контрразведками обеих стран, в 1999-м в Майами – ФБР.

Последний раз Роман был арестован на Кипре в феврале 2003 года. После полутора лет кипрской тюрьмы в 2004-м по ордеру Интерпола был вывезен в США.

За отказ от сотрудничества с Секретной службой США и Министерством Юстиции США (в обмен на снятие всех обвинений, новые документы и немедленное освобождение) Вашингтон готовил осуждение Романа на несколько пожизненных сроков (PSR level 52).

Благодаря усилиям команды адвокатов, помощи друзей и госпоже Удаче был приговорен (после десяти лет следствия и подготовки к судебным процессам в федеральных судах Калифорнии и Нью-Йорка) вместо ожидавшегося пожизненного – к 18 годам заключения в федеральной тюрьме США.

Текущий срок идет с 2004 года, а тюрьмы – с февраля 2003-го.

2003 – Никосийская Центральная Тюрьма, Никосия, Кипр
2004 – Никосийская Центральная Тюрьма, Никосия, Кипр
2004 – самолетный этап (U.S. Marshals): Кипр – Амстердам – Миннеаполис – Сан-Франциско
2004 – тюрьма San Francisco county jail, Сан-Франциско, Калифорния
2004 – тюрьма Santa Rita county jail, Санта Рита, Калифорния
2004 – тюрьма Glenn Dyer Alameda county jail, Оклэнд, Калифорния
2005 – тюрьма Glenn Dyer Alameda county jail, Оклэнд, Калифорния
2005 – следственно-пересыльная тюрьма FDC Dublin, Дублин, Калифорния
2006 – следственно-пересыльная тюрьма FDC Dublin, Дублин, Калифорния
2007 – следственно-пересыльная тюрьма FDC Dublin, Дублин, Калифорния
2007 – самолетный ConAir этап: Сан-Франциско – Феникс – Оклахома-сити
2007 – пересыльная тюрьма FTC Oklahoma-city, Оклахома
2007 – самолетный ConAir этап: Оклахома-сити – Орландо – Майами – Атланта
2007 – тюрьма USP Atlanta, Атланта, Джорджия
2007 – самолетный ConAir этап: Атланта – Нью-Йорк
2007 – следственно-пересыльная тюрьма MDC Brooklyn (восточное крыло), Бруклин, Нью-Йорк
2008 – следственно-пересыльная тюрьма MDC Brooklyn (восточное крыло), Бруклин, Нью-Йорк
2009 – следственно-пересыльная тюрьма MDC Brooklyn (восточное крыло), Бруклин, Нью-Йорк
2009 – следственно-пересыльная тюрьма MDC Brooklyn (карцер), Бруклин, Нью-Йорк
2010 – следственно-пересыльная тюрьма MDC Brooklyn (восточное крыло), Бруклин, Нью-Йорк
2011 – следственно-пересыльная тюрьма MDC Brooklyn (восточное крыло), Бруклин, Нью-Йорк
2011 – следственно-пересыльная тюрьма MDC Brooklyn (карцер), Бруклин, Нью-Йорк
2012 – следственно-пересыльная тюрьма MDC Brooklyn (карцер), Бруклин, Нью-Йорк
2012 – следственно-пересыльная тюрьма MDC Brooklyn (западное крыло), Бруклин, Нью-Йорк
2013 – следственно-пересыльная тюрьма MDC Brooklyn (западное крыло), Бруклин, Нью-Йорк
2014 – следственно-пересыльная тюрьма MDC Brooklyn (западное крыло), Бруклин, Нью-Йорк
2014 – самолетный ConAir этап: Нью-Йорк – Оклахома-сити
2014 – пересыльная тюрьма FTC Oklahoma-city, Оклахома
2014 – самолетный ConAir этап: Оклахома-сити – Солт Лэйк Сити – Лас Вегас
2014 – следственно-пересыльная тюрьма Nevada Southern Detention Center, Пахрумп, Невада
2014 – самолетный ConAir этап: Лас Вегас – Оклэнд
2014 – тюрьма Glenn Dyer Alameda county jail, Оклэнд, Калифорния
2014 – следственно-пересыльная тюрьма FDC Dublin, Дублин, Калифорния
2014 – тюрьма FCI Mendota, Фресно, Калифорния
2014 – тюрьма FCI Lompoc, Санта Барбара, Калифорния
2014 – тюрьма FCI Lompoc (карцер), Санта Барбара, Калифорния
2015 – тюрьма FCI Lompoc, Санта Барбара, Калифорния
2015 – тюрьма USP Victorville, пустыня Мохав, Калифорния
2015 – самолетный ConAir этап: Лос Анжелес – Оклахома-сити
2015 – пересыльная тюрьма FTC Oklahoma-city, Оклахома
2015 – самолетный ConAir этап: Оклахома-сити – Техас – Алабама – Атланта
2015 – тюрьма USP Atlanta, Атланта, Джорджия
2015 – тюрьма Clayton County Prison, Клэйтон, Джорджия
2015 – тюрьма McRae Correctional Facility, McRae Helena, Джорджия
2015 – тюрьма McRae Correctional Facility (карцер), McRae Helena, Джорджия
2016 – тюрьма McRae Correctional Facility (карцер), McRae Helena, Джорджия
2016 – тюрьма USP Atlanta, Атланта, Джорджия
2017 – тюрьма FCI Williamsburg, Salters, Южная Каролина
2018 – тюрьма FCI Williamsburg, Salters, Южная Каролина
2018 – тюрьма USP Atlanta, Атланта, Джорджия
2018 – самолетный ConAir этап: Атланта - Джексон (Миссисипи) - Оклахома-сити
2018 – пересыльная тюрьма FTC Oklahoma-city, Оклахома

Из сообщений Романа за 2012-2015 года

4 июля 2015
Тюрьма CI McRae, Джорджия Из калифорнийской тюрьмы FCI Lompoc неожиданно бросили на этап через тюрьму USP Victorville (Лос-Анжелес) и пересылку FTC Oklahoma-city (Оклахома) в частную тюрьму CI McRae в штате Джорджия.
26 марта 2014 Тюрьма FCI Lompoc, Калифорния
С марта 2014 года в тюрьме FCI Lompoc, Калифорния
декабрь 2013 Тюрьма MDC Brooklyn, Нью-Йорк
12 декабря 2013 осужден на 18 лет федеральным судом Восточного Округа Нью-Йорка. Подробности >>
ноябрь 2012 Тюрьма MDC Brooklyn, Нью-Йорк


Краткая история посадки

На ноябрь 2012-го - заключенный нью-йоркской следственно-пересыльной тюрьмы MDC Brooklyn.

В последний раз был арестован в феврале 2003 года на Кипре как якобы Boa – один из организаторов и руководителей хакерско-кардерского синдиката CarderPlanet и BoaFactory: по так и не подтвержденной до сих пор серьезными доказательствами версии следствия.

Через полтора года кипрской тюрьмы, в 2004-м, по подделанным кипрской полицией документам экстрадирован по ордеру Интерпола, инициированному Вашингтоном, в Соединенные Штаты.
Ордер Интерпола был основан на ордере на арест, выданном судом Федерального округа Северной Калифорнии. Калифорнийское дело содержит в себе 40 обвинений общим весом в 600 лет.

После ряда калифорнийских тюрем и нескольких лет подготовки к суду присяжных в 2007-м была достигнута договоренность между адвокатами, судьей и прокурором, что если я откажусь от права на суд присяжных (очень не любят ни судьи, ни агенты, ни прокуроры когда зек настаивает на суде, ведь это им всем работа и сбой в налаженном конвейере: арестован – согласился, что виновен – посажен – следующий, поэтому и включают серьезнейший многоуровневый пресс, не брезгуя никакими методами, но порой идут и на реальные уступки, чтоб только ты не настаивал на суде присяжных) и подписываю косвенную виновность, мол, стоял где-то рядом, а где и что – не в курсе, без признания того, что я – Boa, то они засчитывают мне отсиженные года и отпускают на все четыре стороны.

Договорились также, что Соединенные Штаты: ни прокуратура, ни одно из агенств США больше по этому делу ко мне не будут иметь претензий, не будут препятствовать моему отлету и не будут придумывать никаких новых обвинений.

Я-то давно знаю, что никогда нельзя верить государству, а Соединенным Штатам – в особенности, – ни в чем, но некая надежда все же была.

Как это у Витольда Гомбровича в "Записках Стефана Чарнецкого": "Уже надежда, мать глупцов, рисовала мне радужные картинки будущего..."

Варлам Шаламов верно писал: "Надежда для арестантов – всегда кандалы. Надежда всегда несвобода. Человек, надеющийся на что-то, меняет свое поведение, чаще кривит душой, чем человек, не имеющий надежды… Надеяться можно было только на случай, на какой-нибудь случай. Терпение и случай – вот что спасало и спасает нас… Два кита, на которых стоит арестанский мир."

Моя же надежда состояла в том, что они могли меня отпустить всего лишь с одной целью – чтобы пустить за мной хвост и проследить, куда я направлюсь – так как никого и почти ничего не было ими найдено в процессе многолетнего усиленного расследования по всему миру.

По договоренности с прокуратурой, судьей и адвокатами был куплен билет по маршруту: Сан-Франциско – Майами – Гренада – Каракас (Венесуэла) – Кито (Эквадор), и была достигнута четкая договоренность, что 28 августа 2007 года с зала суда US Marshal-ы (конвой) сопровождают меня до аэропорта, там доводят до самолета, убеждаются, что улетел, и прости-прощай.
Закончилось все более изощренно, но вполне в духе "правосудия" этой страны.

В тот день по дороге в суд (а US Marshal-ы возят нас из тюрем в суды и обратно в цепях на поясе, в наручниках и в ножных кандалах; в 99-м же в Майами еще и сковывали одной цепью по несколько человек) меня вначале во всем этом железе, на глазах у других зеков случайно уронили со всего размаху головой о бетонный пол, чтоб был более сговорчивый, или чтоб соображал похуже, или просто от служебного рвения и любви к демократии.

Наблюдавшие это ребята решили, что все – мне каюк – так как такого удара череп просто не может выдержать. Когда я пришел в сознание в луже крови на бетонном полу, то удалось даже, вспомнив занятия боксом, встать на колено, отплевываясь осколками зубов. Мне даже расстегнули на пару минут наручники и подтащили к умывальнику. После чего поехали дальше – к очередным звездно-полосатым проявлениям демократии, свободы и правосудия.

Тут должен сказать, что с тех пор, уже пять лет, я все добиваюсь хоть какого-то врачебного обследования и томограммы. Все мои запросы и заявления (и не только по этому поводу) рутинно игнорируются на всех уровнях – от тюремных врачей до федеральных судей, но это отдельная песня.

Так намеренно заточена система, чтобы у смотрящих снаружи на весь этот судебно-посадочный механизм поддерживалась иллюзия наличия закона внутри, но чтобы в это же время внутри сохранялся поддерживаемый государством беспредел, чтобы изнутри было не пробиться до хоть какой-то справедливости или закона.Никак, совершенно непробиваемая стена, по любому вопросу, сколько жалоб и заявлений ни строчи.

Продумана каждая самая незначительная мелочь, и каждый, без исключения, попавший в систему современного американского "правосудия" немедленно убеждается в хитроумности этого механизма и в своем полном бесправии.
В тот день в августе 2007-го в зале суда в Сан-Франциско я стоял перед судьей, пошатываясь от веселых дорожных приключений. Когда судья был готов со мной попрощаться, и, как договаривались, отпустить в родной Эквадор, поднялись пару людей в черном из Вашингтона, и донесли до судьи мысль Министерства Юстиции, что они, люди в черном, в гробу видели любые договоренности и обещания и что вот на меня прошлым вечером открыто еще одно дело – по тем же недоказанным фактам, но по измененным статьям, в Нью-Йорке.

Куда меня и этапировали ConAir через несколько месяцев.

На конец 2012-го – так и не осужден ни по каким обвинениям никаким из судов Соединенных Штатов.

Десять лет без приговора по тюрьмам – это я не заключенный, а военнопленный. И никакого отношения к правосудию происходящее, конечно, не имеет – как бы это юридически изощренно ни подтасовывалось и не изображалось Штатами.

С ноября 2007-го, после горсти разных тюрем – в нью-йоркской следственно-пересыльной тюрьме MDC Brooklyn. Сейчас – в ожидании приговора по нью-йоркским обвинениям. PSR (pre-sentencing report), составленный для судьи probation офисом в рекомендательных целях, человеколюбиво рекомендует 52-й уровень по sentencing guidelines. Это больше пожизненного заключения. Пожизненное – это всего лишь 43-й уровень.

Прокуратура и люди в черном хотят того же (у них чем больше лет навесят очередной жертве – тем лучше для карьеры и послужного списка, ну и видимо для той субстанции, которая у них клубится в том месте, где у людей живет душа), но не меньше 27,5 лет.

Как собственно, и было изначально мне сказано на очередном этапе очередного цикла запугивания – что столько они и будут требовать у суда, если я не буду играть в их игры и не соглашусь дать показания на суде против ряда известных политиков некоторых стран СНГ. Иначе бы, конечно, уже давно был на воле, как множество других из ShadowCrew и других более-менее известных пост-CarderPlanet-ных команд.
День оглашения приговора пока не назначен. Сколько даст судья и что будет дальше – посмотрим, а пока работаем с адвокатами над sentencing memorandum.

Но сколько бы ни дали, после этого будет этап обратно в Сан-Франциско, где ожидает так и не закрытое дело по калифорнийским обвинениям.

Такие здесь причуды у "правосудия".

По поводу чего гуляет по здешних тюрьмах недавняя быль, как бы не о R. Allen-e Stanford-е, которому в июне 2012-го дали 110 лет сроку:

– Хотите что-то сказать? – спросил судья после того, как навалил ему срок в сто десять лет отсидки.
– Сказать нет, а вот спросить. Можно? Ваша честь, мне сейчас шестьдесят. Вы мне дали сто десять лет. Вы ж понимаете, что я до ста семидесяти не доживу. Значит весь срок не смогу отсидеть.
– Что ж, – вздохнул судья скучающе, – постарайтесь отсидеть сколько сможете.

Вот и сидим, кто сколько высидит.
Разве только вспомнилась эпиграмма Пааво Хаавикко:
Имей совесть, Овидий, не бывает сроков длиннее чем жизнь.

Re: Тюремная DXpedition 3W3RR

Добавлено: 19 апр 2018 12:31
EU1WW
Переписка с Бараком и Мишель Обама

9 лет, 8 месяцев и 3 дня со дня ареста
Тюрьма MDC Brooklyn, Нью-Йорк

Когда в мае 2011 года я получил первое письмо от Обамы с просьбой помочь деньгами к перевыборам, то забот у меня хватало и без этого письма: как раз шел очередной этап юридической драки. Я пытался добиться от суда, чтобы мне разрешили быть адвокатом самому себе (так было нужно стратегически на том этапе); суд и прокуратура всячески сопротивлялись. Параллельно готовился ряд судебных бумаг, с изучением эверестов юридических книг и законов, что в тюремных условиях не так-то и легко, так что письмо Обамы было последним в списке моих забот.

Только осенью 2011-го я собрался на него ответить, но, увы, из-за организованной снаружи провокации меня закрыли в ШИЗО на несколько месяцев. В процессе посадки в карцер ты идешь в него как есть, в чем был когда тебя пришло арестовывать внутреннее гестапо. Ну а все твое скудное имущество, включая бумаги, забирается отдельно. Конечно же, все или часть в процессе вальса "случайно" теряется, и никогда не найти виноватых. Через несколько недель, после просьб, жалоб, уговоров частично что-то из бумаг приносят тебе в карцер, обычно очень мало. Основная же масса бумаг (та, что не утеряна "случайно") хранится на складе карцера.

Нужно сказать, что очень трудно защищать себя от вооруженного до зубов противника – правительства США – если тебя посадили в карцер, не давая доступа к юридической библиотеке (теоретически, на бумаге, доступ есть, а вот практически тебя за 3 месяца повели в нее один раз на час), отобрали при этом почти все судебные бумаги, великодушно оставив тебе поломанный карандаш (заточить нечем) и канал связи с внешним миром: один-единственный разрешенный телефонный звонок в месяц. И защищайся, как хочешь. А суд все назначает крайние сроки твоих ответов на прокурорские бумаги. Это как связали тебе руки-ноги, бросили на пол и, от души лупя коваными сапогами (и не один человек, а сколько их там работает на суд, прокуратуру и Secret Service) приговаривают: что это ты сказать там пытаешься, защищайся, мы же тебе все условия предоставили, все по справедливости. Это такое здесь понятие правосудия и справедливости.

В процессе перебора бумаг вертухай обнаружил и письмо от Обамы. Был очень возмущен и заявил, что письмо он мне отдать не может, а передаст его лейтенанту. Подразумевалось, что, наверное, меня накажут за то, что Обама прислал мне письмо, и я его держу в своих бумагах. Нельзя мне иметь письма от Обамы. Ну, нельзя так нельзя, читайте его сами, решил я и забыл про Обаму.

Но Обама не забыл про меня. Ждал-ждал он моего ответа, не дождался и прислал второе письмо, со слегка измененным текстом. Но со всё той же просьбой – дать-таки денег наконец-то, что это я не отвечаю, в самом деле. Экая настойчивость… Какое очень большое желание переизбраться.

Вообще, эти методы – собирать деньги у населения на свою собственную предвыборную кампанию кажутся мне какими-то ненормальными. Я не представляю, как можно гражданину своей страны уважать президента, который просил у тебя 25 долларов на свое избрание или переизбрание. И как можно это все полагать нормальным? Впрочем, мало ли в мире и в Соединенных Штатах разного, что кажется диким, если внимательно посмотреть со стороны? И что мне до них всех? И разницы совершенно никакой нет – кто будет президентом. Выборы у них, а мы сидим по здешним американским тюрьмам. С тем ли президентом, с этим ли, какая к лешему разница.

Президенты, конгрессмены, партии – для нас как актеры на сцене, все это лицедейство чистой воды. А кто будет играть очередные 4 года Макбета или Цезаря – не все ли нам равно? Меняются только лица в телевизоре, на который ты и поглядываешь-то раз в неделю, и то случайно, проходя мимо. Мелькают актеры. Кто более талантлив, кто – менее, кто – более фотогеничен. Кто-то, как Никсон, всего 6 раз за все свое президентство выступавший по телевизору, не любит болтать, ну а кто-то более красноречив, не слезает с экрана круглосуточно, с готовыми мнениями по любому поводу. Ну, если нравится, то почему бы и нет – должен же президент хоть в чем-то себе потакать, своим слабостям, не все же пахать марионеткой для сильных мира сего.

Бывает, что актер, играющий короля Лира, настолько свыкается с ролью, настолько в нее врастает, что начинает считать себя королем Лиром, забыв, что он – всего лишь актер, и что слова, действия и мысли, им играемые – не его, а автора пьесы и режиссера, и что все это представление – для зрителей, сидящих в зале, с которых нужно состричь как можно больше. Но мы – два с половиной миллиона американских з/к – не в зале, мы смотрим на все это из-за кулис. И мы видим то, чего не видно зрителям.

Что ж, мы все это уже видели… Буш старший, Клинтон, Буш младший, Обама. Нам смешны все эти страсти, диспуты, страстные монологи обо всем и ни о чем. У нас, сидящих с космическими американскими сроками, другое отношение к жизни и смерти, и мы точно знаем, что важно, а что неважно. Так вот мы знаем, что все эти пляски трясогузок по телевизору – не важны. Потому как судебно-посадочная машина как работала, так и будет работать, кого бы ни избрали. Потому что это – чистый бизнес. И мы также прекрасно понимаем, что там, где замешаны реально большие деньги, человеческая мораль перестает работать. Те, кто функционируют на том уровне денег, перестали быть людьми. Но также мы понимаем, что всем им нужно делать вид, что это не так, что они – такие же, как все, люди.

И я вот подумал: ладно если бы Соединенные Штаты жили сами по себе. Живите вы, как хотите: хотите пусть ваш президент побирается у населения; хотите – наслаждайтесь своими гамбургерами и Кока-колой, толстейте до немыслимых размеров, хотите – да хоть все поголовно вступите в добровольные осведомители полиции; хотите гробить себя этими таблетками, которыми вас добровольно-принудительно пичкают – гробьте, сколько влезет, если нет мозгов; хотите – смотрите свои фильмы, которые, как писала Марианна Шатерникова, уже и непонятно для какого уровня умственного развития снимаются – для морских звезд, что ли?

Суверенность страны в том и состоит, что никакая страна не может указывать ей как жить. Но ведь Америка, погрязнув в лицемерии по самые уши и будучи не в состоянии разобраться в самой себе, высокомерно поучает других – как им жить, как дышать, что хорошо и что плохо, с ее, Америки, точки зрения. И подается как добродетель искусственность, коммерциализация всего, что в остальном мире еще осталось живо: человеческих отношений, любви, души, жизни и смерти. Все это заменили деньги. И эта бездуховность насаждается по всему миру Америкой, которая кричит, брызгая слюной, о нарушении прав человека, увиденных в микроскоп на противоположном конце земли (причем крики какие-то подозрительно избирательные), при этом нарушая эти самые права, как никто другой, и у себя дома, и по всему миру.
Когда я слышу о том, как Соединенные Штаты впереди планеты всей в борьбе за права человека, мне нет нужды вспоминать ни "Народную Историю США" Говарда Зинна, ни "How the World Works" Ноама Хомски, ни доживающих закат своей расы, загнанных в резервации недоистребленных индейцев, ни Хиросиму и Нагасаки, ни сегодняшние развлечения с дронами с дистанционной охотой за мирным (в основном) населением по всему миру. Мне лишь сразу вспоминается фраза из "Европы-узловой" калифорнийца Уильяма Воллманна: "Ты помнишь, когда американские штурмовики, вернувшись, появились в небе над Дрезденом в свой третий рейд и начали поливать из пулеметов женщин и детей, сидящих на траве?" Уже нет в живых Курта Воннегута, автора "Бойни номер пять", но среди моих знакомых остались еще в живых те, кто это помнит.

Не ответил я на второе письмо Обамы – опять был занят подготовкой судебных документов, не до этого было. Тогда пришло еще одно письмо – на этот раз от Мишель Обамы. Угадайте, с какой просьбой? Ага. Она тоже просила денег. Для мужа. Я понял – это такой нехитрый семейный бизнес. Попробовал себе представить в этой роли Жаклин Кеннеди. И не смог. Все же сильно изменилась Америка со времен президента Кеннеди.

Мишель же, вместе с письмом, прислала и фотографию семьи. На ней они вчетвером: Мишель, Барак и две дочки. Так что, полагаю, следует ожидать писем с просьбами и от детей. Такая семейная целеустремленность, конечно, заслуживала вознаграждения, так что я решил-таки ответить. Заверил доверенность, дающую право президенту Бараку Обаме делать что угодно с моим чемоданом, хранящимся где-то в недрах его же собственной Секретной Службы со дня моей экстрадиции с Кипра в 2004-м, и написал-таки свой ответ:
28 октября 2012
Тюрьма MDC Brooklyn, Нью-Йорк

Дорогой Барак!

Спасибо за все твои письма. Передай также мою благодарность твоей жене – я получил и ее письмо тоже.

Твое первое письмо было вручено мне охранником в тюрьме MDC Brooklyn 5-го мая 2011-го. В этой тюрьме, как и по другим тюрьмам до этого, твое правительство держит меня без приговора уже скоро десять лет.

Прими мои извинения, что я так задержался с этим ответом на твое письмо. Когда мне его принесли, я был занят в тот период, защищая себя самостоятельно: нужно было подготовить определенные бумаги до крайнего срока, назначенного судом, ну а вдобавок внутритюремная жизнь тоже требует постоянного внимания, так что времени на что-либо помимо этого почти не остается.

Тем не менее, к ноябрю 2011-го наступило временное затишье в моих судебных делах, и я взялся-таки за написание ответа. Увы, тут как раз меня забрали в ШИЗО – была устроена хитрая провокация (как я имею основание подозревать - агентами твоей Секретной Службы), и несколько месяцев меня продержали в карцере.

Когда забирают в карцер, Барак, ты идешь в него в чем есть, а следом за тобой, отдельно, забирают все твое скудное тюремное имущество: бумаги, книги и прочее. И потом в карцере приходится сидеть, очень долго и безрезультатно неделями уговаривая охрану, чтобы отдали хотя бы что-то из бумаг, которые нужны для собственной защиты. Большую часть бумаг мне не отдали, а в процессе возврата меньшей части охрана обнаружила твое письмо мне.

Ты не представляешь что было: мне сказали, что я, как не гражданин США, да тем более преступник (а я ведь так и не осужден никаким американским судом) не имею права иметь письмо от Президента этой страны. И что письмо будет передано в более высокие инстанции, и там лейтенант решит, что же делать со мной дальше. Ну, нет так нет, я особо не настаивал, тем более, зная по опыту, что подобное может произойти, я заранее отправил копию письма на волю.

Тем временем я получил второе письмо от тебя, а после него – письмо от твоей жены Мишель, вместе с фотографией семьи.
Ты пишешь в своем первом письме: "Роман, ... я пишу лично тебе, что я решил идти на переизбрание Президентом Соединенных Штатов..." Спасибо тебе, Барак, за то, что ты решил сообщать об этом лично мне.

Поначалу я было подумал, что ты послал мне свое письмо по ошибке, но после внимательного прочтения, и полагая, что Президент Соединенных Штатов должен понимать, кому он шлет письма и документы, под которыми ставит свою подпись, а тем более, после того, как я получил второе письмо от тебя и письмо от твоей жены, эти сомнения рассеялись. Кроме того, на конвертах и в письмах совершенно четко указано мое имя, мой номер заключенного и адрес тюрьмы: Roman Vega, # 59198-004 MDC Brooklyn, P.O.Box 329002 Brooklyn, NY 11232, да и по всему письму ты обращаешься именно ко мне: "Дорогой Mr. Vega, вместе мы прошли длинный путь"; "Ты видишь, Роман, что по-настоящему великие прогрессивные моменты в Америке никогда не начинались сверху. Они всегда начинались с таких людей, как ты."; "Роман, сейчас именно этот момент. Сейчас самое время тебе быть со мной."

Очевидно, что у получившего подобное письмо не может быть и тени сомнения, что оно адресовано именно ему. Так что из этого я и исхожу, и благодарю тебя еще раз за оба письма. Они изрядно меня развеселили, да и не только меня, a еще 119 арестантов, собранных Америкой со всего мира, с которыми я тут закрыт.

Мы с тобой никогда не встречались лично, хотя у нас есть общие знакомые. Но так как ты в своем письме обращаешься ко мне фамильярно, по имени, то будет справедливо, если я поступлю так же, Барак. Ты пишешь мне: "Роман, я нуждаюсь в том, чтобы ты стал частью этого движения. Я знаю, что ты уже ответил на этот зов. Ну а сейчас мне нужно, чтоб ты был внутри." Ты знаешь, Барак, я уже внутри достаточно долго, скоро десять лет как. Не по своей воле. Так что твое желание, можно сказать, уже давно исполнено, хотя и несколько в ином смысле.

В своем первом письме ты пишешь: "Мы все верим в права человека, которые свято закреплены в нашей Конституции." Извини, Барак, но здесь, где меня держат (хотя это очень даже на американской земле, а не в каком-нибудь раскаленном Гуантанамо или в какой-либо из многочисленных секретных тюрем ЦРУ по миру), мы не верим в такую вещь, как упомянутая тобой американская Конституция, ровно как не верим в существование прав, о которых ты говоришь. Напротив, мы – почти два с половиной миллиона американских заключенных, так же как и наши семьи – знаем из нашего самого что ни на есть личного опыта, что в сегодняшней Америке Конституция живет только в речах политиков, как некий мираж в пустыне, который издалека кажется таким красивым и манящим, но на самом деле приблизиться к нему не получается, как ни старайся – вместо утоляющей жажду воды там – раскаленный песок. Так что, Барак, эти твои слова про права человека, которые свято закреплены в вашей Конституции, звучат для нас как издевка.

И мы не тешим себя иллюзиями и понимаем, что само слово "конституция" стало здесь таким же пустым и не несущем в себе ничего из первоначального вложенного в него смысла, как и другие слова, которыми как флагом размахивают по всему миру Соединенные Штаты: "свобода", "правосудие", "демократия", "закон", "права человека". Неважно, какое из этих слов произносится тем или иным сегодняшним американским политиком – каждый раз мы слышим реальный смысл этих слов, и он всегда один: "лицемерие". Лицемерие, покрывающее толстым слоем все. "Если бы правдивость считалась грехом, то эти политики бы были гигантами порядочности."

Впрочем, есть некоторая вероятность, что ты и некоторые из твоих приверженцев искренни в своих речах. Но ты должен знать, что Оскар Уайльд говорил по этому поводу: "Достоинства идеи не имеют ничего общего с искренностью и убежденностью человека, который ее выражает."

А ведь нужно помнить и о том, что осужденные американцы очень удобно лишены избирательных прав, так что какой смысл за них волноваться, так ведь? Важнее, наверное, ублажить всех, кто кормится с громадного тюремно-индустриального комплекса, все больше и больше людей загоняя за решетку на как можно большие срока.

Для тех из нас, кто имеет сомнительное преимущество наблюдать внутренности всей этой тюремно-посадочной системы, кто видит не только фасады потемкинских деревень сегодняшней Америки, но и то, что творится внутри, неприукрашенную правду, возведенное в ранг закона творящееся беззаконие, для нас абсолютно ясно, что теперь в Соединенных Штатах правосудие подменено законом, а закон, в свою очередь, подменен еле прикрытой чистой коммерцией. Мы видим, что в недрах американского тюремно-индустриального комплекса рабство вполне себе существует, конституция – нет, ну и что, немного перефразируя известное изречение И.Ф. Стоуна, "Государство лжет обо всем". Такая вот грустная правда.

В своем первом письме ты пишешь, что идешь на переизбрание и просишь о помощи, предлагая присоединиться к тебе и прислать "... $100, $50, $25 или сколько" я могу "себе позволить"... Хм... Нужно подумать... Сколько же я могу себе позволить...

Последняя моя работа в недрах Федерального Бюро Тюрем оплачивалась не очень щедро. Да и должен ли оплачиваться рабский труд, в самом деле? Кормят, поят, одевают, шконка – и на том спасибо. Я заведовал юридической библиотекой в следственно-пересыльной тюрьме FDC Dublin (Калифорния), и получал 6 долларов в месяц. В месяц, в месяц. Кстати, знаешь ли ты, сколько з/к федеральной системы должен заплатить за международный звонок? Стоит это дело – 1 доллар/минута. А не хочешь – не звони. Монополия на суперприбыль. Так вот моей месячной зарплаты хватало на один шестиминутный звонок домой, в Крым. Это если вдруг не нужно было покупать в текущем месяце мыло да зубную пасту, да пару марок – вот и разошлась месячная зарплата. Ну, а о том, чтобы там какой-то еды купить в тюремном ларьке или шампуня – так об этом сразу нужно забыть. Заметь, что это я рассказываю не о Зимбабве двадцатилетней давности, а о самых что ни на есть сегодняшних Соединенных Штатах. Так что, как ты понимаешь, от этих щедрот скопить я ничего не смог, чтобы сейчас с тобой поделиться, как ты просишь.

Моя семидесятилетная мама в деревне в Крыму как-то пытается свести концы с концами, по весне высаживая картошку с разными овощами, в надежде, что к осени что-то вырастет. Ее государственной пенсии в 130 долларов не хватает даже на квартплату и воду/электричество, не говоря уже о еде. Если к осени картошка уродится – значит не будет голодать, ну а если нет – остается надеяться, что друзья помогут. Так вот и живем, Барак, уже скоро десять лет. Конечно, я могу попросить маму, чтобы она отобрала тебе из зимних запасов пару ведер картошки, но смысла это не имеет, потому что отправка ведра картошки из Крыма тебе в Белый Дом в Вашингтон стоит больше, чем весь урожай этой самой картошки за год. Да и что ты с ней будешь делать? Так что, извини, Барак, моя семья не может тебе ничем помочь.

Соединенные Штаты Америки отобрали у меня свободу, солнце (только и видим его раз в несколько месяцев из окна тюремного автобуса по дороге на суд), свежий воздух, правосудие; отобрали и возможность видеться с матерью – ей все время отказывает в визе ваше доблестное американское посольство. Граница на замке. 70-летняя мать ну никак не может встретиться с сыном, которого десятилетие держат без приговора.

Твоя страна забрала мое здоровье и даже мои зубы. В прошлом году судья получил от меня шесть зубов в качестве иллюстрации, - когда я (безуспешно) пытался добиться, чтобы мне их вставили. После всего этого, Барак, какая мне разница, если ты, как Президент Соединенных Штатов, получишь от меня последнее, что у меня осталось: чемодан со всем содержимым, с которым меня привезли в Штаты с Кипра в 2004-м. Тебе будет нетрудно его забрать – все эти годы чемодан хранился где-то в недрах твоей собственной Секретной Службы. Кроме чемодана, увы, ничем больше помочь не могу: даже твоя Секретная Служба подтвердит, что за 9 лет их напряженных расследований и разъездов по всему миру (надо сказать, стоивших твоей казне не один миллион долларов) чемодан – это самое ценное из обнаруженного. В нем – кое-какая одежда, зубная щетка, книга Хулио Кортасара на русском да часы неизвестной марки.

Вместе с этим письмом я прикладываю доверенность – Power of Attorney – и теперь ты можешь распоряжаться этим чемоданом Samsonite и его содержимым, как своим собственным – как тебе заблагорассудится. Можешь все продать – на eBay или каким другим образом. Ну, а вырученные деньги как раз и использовать на свою предвыборную кампанию. Может быть выручка не окажется такой большой, как тебе хотелось бы, но это все что у меня есть. Я, Барак, никогда не отказывал в помощи нуждающимся, если меня о ней просили.

Вот, к примеру, в 1991-м году, когда Советский Союз разваливался на части, меня попросили оказать помощь будущему Президенту России Борису Ельцину. Я сделал все, что мог. Ельцина в конечном итоге избрали Президентом, но, знаешь, я даже не получил "спасибо" от него. Хотя, в числе разных прочих непрошенных наград, как это ни странно, за "героическую защиту демократии в России" меня наградила дипломом ваша американская организация "Сыновья Американской Революции".

Через несколько лет после этого другой президент, на этот раз украинский, попросил меня оказать ему услугу. Опять я сделал все, что мог, но – уже ты можешь угадать сам – в благодарность не получил даже простого "спасибо". Зато поимел массу проблем от стаи его друзей.

Так что, Барак, мой небольшой опыт говорит о том, что вот она – цена президентской благодарности.

Но, ты знаешь, один ваш замечательный американский писатель James Branch Cabell, ныне давно забытый, заметил: "По всем правилам традиций третья попытка – обязательно успешна". Так что я решил поэкспериментировать, в третий раз, на еще одном Президенте. Хотя, знаешь, мне, на самом-то деле, безразлично, чем этот мой эксперимент закончится. Но, если верить James-у Cabell-у, есть шансы, что "спасибо" я получу. Хотя Cabell жил сто лет тому назад, а за это время многое поменялось, включая и нравы... Ну, посмотрим. Пускай мое скудное воспомоществование поможет с твоим переизбранием, если это – то горячее желание, о котором ты пишешь в своих письмах.

Ты рассказал мне о своем желании, попросил помощи, и я сделал все, что было в моих силах, принимая во внимание обстоятельства, в которых я нахожусь.

Со своей стороны, мне не о чем тебя просить, да и желания такого нету. У тебя вот желание – остаться президентом на второй срок. У разных людей – разные желания. Давай я расскажу тебе о своем. Мое желание намного проще, хотя, как показал опыт, гораздо менее реалистично, чем твое:

Мое желание – совсем не о разумном правосудии в изначальном смысле этого слова, – в противоположность той прокурорской пародии на правосудие, которым заражена сегодняшняя Америка. Нет, мое желание не в этом: я прекрасно понимаю, что в этом вопросе даже Президент не в состоянии изменить что-либо в сегодняшней американской системе.

Мое желание даже не о получении нормальной, а не показной, для галочки, медицинской помощи, которой я добиваюсь с 2007-го года. Я прекрасно понимаю, что при таком безумном количестве заключенных и такой скудной горстке врачей ничего другого нельзя и ожидать.

Мое желание также не о мире во всем мире. Я понимаю, что это невозможно в наше насквозь прогнившее время, да и кормящимся с военно-индустриального комплекса США как же без придумываемых войн, зачахнут совсем.
Мое желание более простое, и для тех, кто снаружи, может показаться пустяком: я бы очень хотел, чтобы мои зубы были восстановлены до того нормального состояния, в котором они были, когда U.S. Marshals притащили меня в Америку в 2004-м. После многих лет безуспешных попыток добиться хоть какой-то реакции от зубных врачей Федерального Бюро Тюрем, я, как уже упоминал, послал некоторые из выпавших зубов судье. Это, надо сказать, сподвигло-таки тюрьму на некие действия – увидел я зубного, даже двух. Где-то там у себя они отметили, что со мной якобы все в порядке. Мне же было сказано, чтобы я даже не надеялся, что никаких зубов мне никто не вставит, нет у них средств. Взамен один врач посоветовал мне скорее подписать все, что хочет прокуратура, так как это единственный способ скорее выбраться из MDC Brooklyn и попасть на зону, где, возможно, я смогу решить проблему с зубами. Другой же врач был в более веселом настроении: вместо помощи мне было обещано помолиться за меня. Не знаю, то ли обещание не было сдержано, то ли молитвы врача были не очень искренни, но новые зубы у меня не выросли.

Ты знаешь, Барак, это не очень удобно, когда у тебя осталось лишь несколько расколотых зубов. Я вот любуюсь твоей ослепительной улыбкой на фотографии, присланной твоей женой, и думаю, что наверняка дантист у тебя очень хороший. И наверняка не приходится тебе безрезультатно добиваться годами, чтобы он соизволил тебя принять.

Я же желаю тебе удачи с переизбранием. Хотя, как ты понимаешь, для большинства из нас, заключенных федеральных тюрем, сидящих годами и десятилетиями, нет большой разницы в том, кто именно будет президентом этой страны на очередные 4 года. Мы видели уже много президентов и мало изменений в нашей участи.

Как Катулл писал две тысячи лет тому назад:

"Ни приходиться тебе по нраву не хочется, Кесарь,
ни при этом знать: бел или черен ты сам."

Всего тебе доброго,

Роман Вега
неосужденный (с 2004-го) арестант Федерального Бюро Тюрем

P.S. Чуть было не забыл написать тебе, что если в результате этого моего ответа на твои письма последуют какие-либо репрессии в отношении меня со стороны Федерального Бюро Тюрем, или со стороны прокуратуры, или со стороны твоей Секретной Службы (например, закрытие меня в ШИЗО, изъятие или "случайная" потеря во время обыска моих бумаг, или внезапный перевод в другую тюрьму, или же перекрытие мне каналов связи с внешним миром), по каким бы выдуманным причинам эти репрессии ни происходили, я найду способ дать тебе знать. И, ты знаешь, это как раз будет очень действенной проверкой того, как на деле, а не на словах работает в сегодняшних Соединенных Штатах свобода слова. Вот и посмотрим.
* Текст письма на русском языке является авторским переводом. Оригинал на английском находится здесь.

После любого общения с властью, даже после такого заочного, нужно очищать душу, приводить ее в порядок. Так что, отправив это письмо, вытянул я из-под шконки томик Константиноса Кавафиса и с удовольствием в него нырнул, забыв про Обаму и все их страсти, творящиеся на Капитолийском холме и вокруг него.

Уже не как царь, но как актер,
переоделся, сменив свой знаменитый
роскошный плащ на темный и обыкновенный,
а затем незаметно ускользнул.

Когда его отвергли македонцы
и оказали предпочтенье Пирру,
Деметрий (сильный духом) не по-царски
повел себя, как говорит молва.
Он золотые снял с себя одежды
и сбросил башмаки пурпурные. Потом
в простое платье быстро облачился
и удалился. Поступил он как актер,
что, роль свою сыграв,
когда спектакль окончен,
меняет облаченье и уходит.




Во всех промелькнувших веках
любимые публикой цезари
ее самое впопыхах
душили, топтали и резали.
Но публика это терпела,
и цезарей жарко любили,
поскольку за правое дело
всегда эти цезари были.
***
Ни вверх не глядя, ни вперед,
сижу с друзьями-разгильдяями,
и наплевать нам чья берет
в борьбе мерзавцев с негодяями.

Жизнь – только тень, она – актер на сцене.
Сыграл свой час, побегал, пошумел –
И был таков. Жизнь – сказка в пересказе
Глупца. Она полна трескучих слов
И ничего не значит.